Филин

Яна Соколова

Эколог: Выход Беларуси из Орхусской конвенции ставит крест на многих проектах по экономическому сотрудничеству

Координатор Белорусской антиядерной кампании Татьяна Новикова в интервью Филину — о последствиях выхода страны из международного договора.

Беларусь прекращает участие в Конвенции Европейской экономической комиссии ООН о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды (Орхусской конвенции). Соответствующий указ подписал 18 июля Александр Лукашенко.

Орхусская конвенция существует с 1998 года, и ее сторонами являются почти все европейские страны.

— И в это же самое время Беларусь на уровне ООН требует от Польши снести забор, возведенный на границе в заповеднике «Беловежская пуща», потому что это имеет нехорошие экологические последствия, — говорит в интервью «Филину» Татьяна Новикова. — Если Беларусь выходит из Орхусской конвенции, то как она может чего-то требовать по поводу экологического добрососедства? Это, что называется, «асцярожна, дзверы зачыняюцца».

Для белорусской общественности де-факто эти двери закрылись после 2020 года, когда начались репрессии. В 2021 году были ликвидированы даже самые «вегетарианские» экологические организации, которые помогали правительству получать и осваивать западные гранты. Это Центр экологических решений и ряд других организаций, которые помогали Беларуси при помощи западных денег и проектов при участии ЕС.

До времени обострения Евросоюз способствовал тому, чтобы Беларусь налаживала контакты с гражданским обществом, поэтому финансировались проекты, в которых участвовали как государство, так и «вегетарианское» гражданское общество, не критиковавшее государство, но старавшееся находить такие ниши, где с ним возможен компромисс.

Государство получало от этого деньги и репутацию, благодаря которой у нашей страны сохранились дипломатические отношения, даже несмотря на то, что страна предоставила территорию для военных действий со стороны России.

То есть эта конвенция была важна в первую очередь для государства.

Государство взяло на себя обязательства для того, чтобы показать другим странам, что оно прогрессивное, говорит на одном языке с другими народами, у него одни и те же моральные ценности. И это очень важно, потому что такая страна, как Беларусь, сильно зависит от других государств в плане внешней торговли.

Например, возьмем торговлю лесом. Есть стандарт, установленный общественной лесной организацией. Он открывает стране и поставщикам выход на западные рынки, позволяет торговать любимым лесом-кругляком.

И если государство не выполняет общепринятые во всем мире нормы в отношениях со своей общественностью в охране природы, в устойчивом лесопользовании, она не получает этот сертификат. В результате для нее закрываются все западные рынки.

Недавно была новость о том, что заготовка леса сократилась. Потому что «дзверы зачыняюцца» — закрыты рынки. Это произошло не только из-за санкций, но и потому, что лесопользование ведется неустойчиво, и общественные организации были ликвидированы.

Это последствия тех самых совершенно самоубийственных для суверенной Беларуси решений, но выгодных для России. То есть это подрыв самостоятельности страны. К слову, Россия не является участницей ни Орхусской, ни Конвенции Эспо.  

Если Беларусь сейчас выходит из всех конвенций, для нее будет открыт только один рынок — российский. Страна будет очень легко поглощена.

Есть действия, которых белорусская власть не может избежать, потому что она зависима от России, но есть ведь действия, которые она могла открутить обратно для того, чтобы сохранить свой суверенитет, те институты государственности, которые были.

Недавно депутат белорусского парламента, та самая, которая озвучила предложение ввести смертную казнь за покушение на совершение актов терроризма, в эфире госТВ обсуждала законодательство о гражданском обществе. Из ее уст прозвучала фраза, что, мол, только конструктивная общественность отстаивает интересы государственности.

Простите, а те люди, которые принимают решения о выходе из Орхусской конвенции, они интересы государственности отстаивают?

Разве в интересах государственности сжигать такие мосты? Обрывать такие связи, в первую очередь, с ООН, во вторую очередь — с Евросоюзом, от которого Беларусь сильно зависела. Гранты, экотуризм, продажа леса — это все часть этой истории.

Если страна выходит из Орхусской конвенции — это значит, что на многих экономических проектах можно поставить крест.  

Сейчас БелАЭС простаивает, там выдумывают какие-то плановые ремонты. А все потому, что Беларусь встала в позу и поругалась с соседкой Литвой. Результат таков, что Белорусская АЭС сейчас не продает электроэнергию на Запад, как это планировалось. Это последствия политики изоляции Беларуси, которую ведет руководство страны. Крайне недальновидный шаг.

— Прекращение участия в Орхусской конвенции белорусские власти обосновали тем, что «в октябре 2021 года Беларусь столкнулась с предвзятым и дискриминационным отношением со стороны руководящих органов Конвенции, фактами давления на суверенное государство».

— Это сказка для внутреннего пользователя. Не знаю, кто из граждан Беларуси, которые проживают сейчас в стране, в это поверит.

Предыстория вопроса такова, что Беларусь совершила совершенно беспрецедентный акт, который на уровне Орхусской конвенции был доказан. Это преследование экологических активистов. Власти могли исправить свои ошибки, но они посадили ряд активистов и ликвидировали организации, в которых никакого вреда не было.

Последствия этого решения придется разгребать спустя годы, потому что это захлопнет другие возможности для страны.

К Беларуси никогда не было предвзятого отношения на уровне Орхусской конвенции. К нарушениям со стороны белорусских властей относились настолько лояльно, что иногда это вообще противоречило духу конвенции и подрывало ее основы.

И все это делалось только для того, чтобы были в Минприроды люди-энтузиасты конвенции, которые старались сделать так, чтобы на международном уровне Беларусь сохранила лицо и улучшала экологическое законодательство в стране.

На самом деле все развивалось довольно прогрессивно и позитивно до момента встревания политических интересов: до возникновения Белорусской АЭС, до реакции властей на события 2020 года.

Сейчас только один вариант — подписать другой указ, который отменит этот. Насколько это вероятно — не знаю.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(19)